Бейрут в шиитском трауре: массовое шествие десятков тысяч мусульман

Южный пригород Бейрута, где проживают мусульмане-шииты, негласно имеет особый статус и оцеплен со всех сторон блокпостами армии. В праздничные для мусульман дни в целях безопасности там появляются бесчисленные кордоны ливанского движения «Хезболлах» и волонтеров.

В день траура Ашура, когда почтить память павших собираются десятки тысяч людей, место проживания шиитов превращается в неприступную крепость с людьми в черном.

Каждый год мусульмане-шииты отмечают шествием десятый день траура Ашура (от арабского «десять»). В это время принято чтить память погибших мученической смертью, в-первую очередь смерть имама Хусейна и его семьи от рук халифской армии в районе иракского города Кербела.

Первые десять дней месяца Мухаррам, когда начинается траур у шиитов, принято носить черную одежду, а ночью верующие сотнями и тысячами собираются в муджамаатах – больших помещениях для массовых мероприятий — и слушают историю о последних днях Хусейна и о том, как он умер в неравном бою против сильной халифской армии. На таких мероприятиях читающий практически поет о том, что написано в книге, а присутствующие в зале начинают неприкрыто плакать, иногда и в голос.

К десятому дню в деревнях в южном Ливане организовывают театральные постановки, рассказывающие о последнем сражении Хусейна, готовят тонны риса с бараниной в качестве угощения для всех участников и поминают павших. В больших городах организовываются многотысячные шествия со знаменами и синхронными ударами ладонью в грудь, но не ради самобичевания, а скорее символически. Ходьба во время шествия босиком – это тоже символический жест уважения к мучениями Хусейна.

Однако если за пределами шиитского мира и известно что-то об Ашуре, то скорее всего как об обряде самобичевания — нанесения сильных телесных повреждений с использованием цепей, сабель, камней и прочего. Лидеры шиитских партий в Ливане и богословы уже давно запретили проводить обряд самобичевания, призвав людей духовно чтить память и ограничиться участием в массовом шествии и помощи нуждающимся.

Для того чтобы попасть на центральную улицу южного пригорода Бейрута в Ашуру, приходится преодолеть шесть кордонов «Хезболлах» и один ливанской армии на въезде. Охрана присутствует и среди массы людей — участников мероприятия.

«Дело в том, что после начала войны в Сирии Дахия (южный пригород) стала первой целью для террористов. Терпя поражение на полях сражения с «Хезболлах» в Сирии, они отыгрывались на мирном шиитском населении здесь. По несколько смертников взрывали себя в одно нападение или подрывали заминированные машины в местах скопления людей. Поэтому такой сильный контроль», — рассказывает молодой человек с бейджем «волонтер», стоя у заградительной решетки.

Под мостом в пункте отправления люди начали собираться с самого раннего утра небольшими группами и семьями. Везде звучат тематические распевы стихов, повествующих о Хусейне и его семье. Люди разворачивают желтые, черные и красные знамена.

Спустя пару часов количество людей становится таким, что, стоя на пешеходном мосту где-то посередине широкой улицы, не видно конца бесконечного потока людей в черном с зелеными шарфами, определяющими принадлежность к шиитскому течению.

Люди выстраиваются как на парад в плотные шеренги, давая возможность поместиться всем желающим. Отдельные организованные группы мужчин с отличительными повязками идут босиком и хором отвечают на призывы человека, распевающего стихи и выкрикивающего разного рода лозунги из серии «Смерть врагам», «За Хусейна», «За Зейнаб», «Все мы — исламское сопротивление». Подобные призывы подхватывают практически все и до хрипоты в горле повторяют единым хором, прерывая его синхронными ударами ладонями в грудь.

Если не знать, что происходит, то от подобных звуков создается впечатление, что приближается средневековая армия и готовится к бою, хотя целом атмосфера миролюбивая и доброжелательная, бесплатно раздают питьевую воду и финики — и только солнце беспощадно «плавит» людей, идущих друг за другом на протяжении нескольких километров.

В «траурной процессии» можно встретить самых неожиданных людей. Откровенное удивление вызвало участие нескольких ребят-христиан, также одетых в черное, но с крестами на шее, не ради вызова, а скорее из солидарности.

«Мы живем в соседних кварталах, и у нас много друзей-шиитов. Для них это очень важный день, а нам интересно и хочется поддержать и проявить солидарность. Мы же все ливанцы и должны быть одним целым, несмотря на то, кто какую религию исповедует», — говорит патриотично настроенный Эмиль лет 30.

Не исключением здесь стала и русская речь. Мужчина лет 50 пытается что-то сказать двум детям на ломаном русском языке. Подобная картина — не редкость для Ливана, здесь проживают тысячи семей, где жены — гражданки стран бывшего СССР. Отец этих двоих детей — Халиль, учился на Украине в начале 80-х годов по инженерной специальности.

В конце улицы — сцена с большим экраном, колонки установлены почти вдоль всей дороги так, что речь лидера «Хезболлах» Хасана Насруллы слышна практически в любом месте. Несмотря на жару, большая часть собравшихся остается на своих местах почти час, чтобы дослушать до конца, что говорит лидер уважаемого в этих местах шиитского движения.

Насрулла в своей речи традиционно затронул самые острые вопросы внутренней политики страны и региона. Касаемо последнего обострения на южных границах, генсек в очередной раз заверил своих соратников, что «Хезболлах» готово и будет отвечать на любые агрессивные действия со стороны южного соседа, оставляя за собой право на самооборону.

Источник: ria.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *