Дочь Михаила Калашникова назвала себя младшей сестрой автомата АК-47

Конструктор стрелкового оружия Михаил Калашников часто шутил, что в его жизни было два важных изобретения — автомат АК-47 и дочка, вспоминает его дочь Елена. В день 100-летия со дня рождения отца она рассказала корреспонденту РИА Новости, каково чувствовать себя младшей сестрой автомата, за что она обижалась на него в детстве и как впервые попробовала стрелять.

Михаил Калашников родился 10 ноября в 1919 году, скончался 23 декабря 2013 года. Он был женат, его супруга Екатерина Калашникова (1921 — 1977) работала техником-конструктором, помогала мужу выполнять чертежные работы. В их семье воспитывали четверых детей: дочерей Нелли (1942), Елену (1948), Наталью (1953 — 1983) и сына Виктора (1942 — 2018).

«Папа звонил и говорил: «Мать, приду не один». Нас быстро отправляли в магазин, отец придет не один, значит, из Москвы приехали. Он до конца работал с москвичами, с теми, с кем он на Щуровском полигоне работал (в 1944 году)», — вспоминает свое детство Елена Михайловна.

Так в гостях у Калашниковых были конструкторы стрелкового оружия Сергей Симонов, Николай Афанасьев, Евгений Драгунов, и еще много других коллег. По словам Елены, все друзья родителей были военпреды с завода «Ижмаш».

«Сколько приедет, кто, он не говорил. После телефонного разговора главное, что один бежит в этот магазин, другой в этот. Быстро начинали готовить, ведь отец придет с гостями. Главное — накрыть стол, чтобы они дальше продолжили свои разговоры. Конечно, мы рядом с ними не сидели, раскрыв рот и уши, а занимались своими делами», — рассказывает Калашникова.

Дети не понимали и не знали, что их отец — известный конструктор, который делает оружие. После работы, когда Михаил Тимофеевич приходил уставший, детей отгоняли от отца, чтобы он отдохнул.

«Мы в детстве ничего не понимали и не знали. Слова «конструктор», «лауреат» звучали, можно было услышать такие слова как «рационализатор». Но сказать, что в 5-10 лет я знала, что он делает вот такое оружие… Это была работа. Он пошел на работу, закрыл дверь, а мы живем дальше. Он пришел — мы живем вместе с ним», — говорит дочь знаменитого оружейника.

Большая занятость и командировки для детей были только фактом, никто не объяснил им, зачем это нужно. По словам Елены Михайловны, ее мама обсуждала с папой все эти вопросы за закрытыми дверями.

«Он говорил: «Я приехал в Ижевск с двумя своими изобретениями: автоматом АК-47 и дочерью Нелли (старшая дочь)… Он без конца это говорил уже в зрелости, я как бы стала младшей сестрой этому автомату. Шутка шуткой, но… Когда собирались за столом, он спрашивал: «Дочь, в каком ты классе учишься?». Я думаю, ну что это такое, шутка ли это была? Это он мог и на самом деле спросить, в каком мы классе учимся», — задумывается Елена Михайловна. Это ее обижало.

«Его работа стала для меня тем, что я смогла посмотреть только в 1989 году, когда приехали американцы. Мы ездили на курсы «Выстрел» в Солнечногорск, там проходили стрельбы. Папа стрелял и мне дали. Это было в первый раз. У меня не было никакой начальной военной подготовки нигде: ни в школе, ни в институте. У меня не было прикосновений к оружию, металлу», — рассказывает Елена Михайловна.

Дочка ездила с Михаилом Калашниковым на встречи с американцами, чтобы отец хорошо выглядел на видео, которые они записывали, а также для помощи в «организации быта».

«Действительно стреляла я, когда мы поехали в Америку. Там они делали кучу всякого оружия и подзывали меня пострелять. Папа говорил: «Не надо тратить патроны, зачем ты вообще пошла». Он сильно берег их патроны, чтобы я не ввела их в растрату. Я отвечала, что не могу отказаться. Они же зовут: «Лена, иди сюда», — вспоминает дочь оружейника.

«Американцы папу на руках носили, а сейчас они в Питер приедут с сыновьями. Я их пригласила в Питер на выставку. А также приедет человек из Нидерландов, который написал трехтомник, каждый из которых весит три килограмма, — «Энциклопедия Калашников», там рассказывается, что и в какой стране сделано от Калашникова», — рассказала Елена Михайловна.

«На самом деле, сказок и сказочников о Михаиле Тимофеевиче, его судьбе, так много. Каждый хочет приписаться, что он в обойме. По Калашникову дал информацию, и вот ты уже автор. Этих брехунов и трепачей, как говорит Михаил Тимофеевич, очень много. Тех, которые хотят погреться, так сказать, у чужого костра», — рассказала Елена Михайловна.

В 2002 году Елена Калашникова решила создать вместе с отцом Межрегиональный общественный фонд имени Михаила Тимофеевича Калашникова. Организация поставила перед собой задачу сохранять память всех российских оружейников.

«В учредителях этого фонда первый записан Михаил Тимофеевич. Мы сидели, мы обсуждали все цели и задачи. На первой странице устава есть его подпись 2002 года», — рассказывает дочка известного оружейника.

«В фонде нет штата, я нелегальный работник. И как меня не уговаривали хотя бы маленькую зарплату себе сделать, но я ведь часто со своего счета деньги перечисляют в фонд, чтобы что-то сделать. Должна ли я себе еще на зарплату перечислять со своего счета, чтобы получать зарплату со своих же собственных денег», — говорит Елена Михайловна.

В команду фонда, по словам Елены Калашниковой, вошли люди, которые лично знали Михаила Тимофеевича, поэтому они делают работы не просто об известном оружейнике, а о том человеке, «с которым они сидели, ходили, разговаривали, встречались». На их совместных мероприятиях все вспоминают Михаила Тимофеевича, и, по словам Елены, кажется, что ее папа с ними, «а мы без конца его воспоминаем».

Фонд выпустил книги, статуэтки, плакаты, монеты, фильмы о Калашникове, а также о других оружейниках. К столетию оружейника фонд выпустил медали и значки.

После празднований Елена Михайловна хочет сделать фильм, который расскажет о Михаиле Калашникове и о том, как прошло его столетие. Но своей главной заслугой в этом году Елена Михайловна считает установку 22 ноября памятника отцу в парке Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи в Санкт-Петербурге.

«Если бы я сказала папе, что его памятник будет там стоять, он бы не поверил. Он бы сказал: «Да ладно тебе, да не надо, не надо, глупости какие-то говоришь. Не будет этого никогда, нет, я не верю в это». Эта была бы однозначно его реакция. Он один будет как символ именно молодого дерзкого контрактора, который говорит, вот я смог и пробуйте и вы», — говорит Елена Калашникова.

Источник: ria.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *