"Целовали землю". Как семья бросила все и ушла в море

'Целовали землю'. Как семья бросила все и ушла в море

Уже шесть лет семья из Новосибирска с двумя дочерьми живет на яхте. Во время отдыха в Таиланде Андрей и Марина Клочковы наткнулись на объявление, прибитое гвоздем к пальме: "Возьмем в экипаж парусной яхты двух человек". Спустя несколько лет вместо квартиры супруги купили себе морское судно и отправились в кругосветное путешествие. Когда Клочковы решили сменить сушу на море, их старшей дочери было двенадцать, а младшей — всего два с половиной года. За шесть лет двухмачтовая "Леди Мэри" побывала у берегов Антарктиды, пересекла Карибское море по кромке урагана "Ирма", прошла мыс Горн, который считается Эверестом для мореплавателей. О недельных штормах, морской болезни и бюджете яхтсменов — в материале РИА Новости.

Экипаж "Леди Мэри" мы застали на берегу в последний момент. Двадцать пятого января они снялись с якоря, вышли из Кейптауна и взяли курс на австралийский город Олбани. Впереди — два месяца пути по Индийскому океану в "ревущих" сороковых широтах. Без устойчивой связи и возможности сойти на берег.

"Остановка на маршруте планируется только одна — либо у острова Амстердам, либо у Кергелена. Но до каждого из них идти примерно месяц, еще столько же — до Австралии", — пока Марина Клочкова дает интервью, ее муж Андрей занимается последними приготовлениями к экспедиции. На два месяца в море семья берет три тонны груза.

"Примерно полторы весят топливо и вода. Еще полторы — одежда, запасные паруса, инструменты и провиант, — объясняет Марина. — Для этой экспедиции мы закупили десятки банок консервов, крупы, четыре ящика яблок, два ведра картошки, несколько кило зеленых помидоров. Обычно овощей и фруктов нам хватает до конца перехода. Правда, в последние дни яблоко приходилось делить на четыре части".

Плюс нужно закачать книги, фильмы, учебники — доступа в интернет в океане нет. "У нас есть спутниковый модем. Однако с его помощью можно передавать только электронные письма — без вложений. Есть также возможность позвонить. Но стоит это очень дорого. За переход мы позволяем себе разве что пару раз поговорить с мамами. Да и то на две минуты — не дольше".

Яхту Клочковы купили шесть лет назад. Но мечта о море, говорит Марина, родилась намного раньше — когда она в восьмилетнем возрасте взяла с полки книгу "Дети капитана Гранта". "Пока училась в школе, этот роман я перечитала двенадцать раз. Понимала, что для советской девочки это несбыточная мечта. Но все равно представляла себя на борту "Дункана".

Андрей был совладельцем финансовой компании. Марина какое-то время работала в этой же фирме брокером. Они рассчитывали развивать бизнес, переехать в Москву. Однако планы перевернула болезнь старшей дочери Насти.

"У нее обнаружили бронхиальную астму. И вместо того чтобы отправиться в столицу, мы построили дом в Горном Алтае, чтобы девочка дышала чистым воздухом".

Зимы семья проводила в Юго-Восточной Азии — морской климат шел Насте на пользу. Однажды в Таиланде Андрей с Мариной обратили внимание на то объявление. "В нем было сказано, что экипаж парусной яхты ищет двух человек, чтобы отправиться вместе в экспедицию и пройти две тысячи миль по океану. Нет, тогда мы так и не решились на эту авантюру. Но подумали: "А что, разве так можно? Бросить все и уйти в море?"

У семьи были отложены деньги на покупку квартиры в Новосибирске. Но в итоге спустя два года они приобрели парусную яхту — она называлась "Титан". Чтобы избежать ненужных ассоциаций с "Титаником", решили переименовать. "Я предложила два варианта из книг Жюля Верна — "Дункан" и "Пилигрим". Но Андрей сказал, что будет "Леди Мэри". В детстве у меня была "подпольная кличка" Мэри. К тому же в названии есть ассоциации с Мэри Поппинс, ветром перемен, который перевернул с ног на голову всю нашу жизнь".

Первые два сезона они путешествовали по Средиземноморью. Но Марина говорит, что эти два года были самыми трудными. Сложнее, чем переход к Антарктиде, чем прохождение мыса Горн. Все из-за морской болезни.

"Я не ожидала, что она сведет на нет все остальные плюсы жизни на яхте. Когда ты лежишь трупом с такой сильной головной болью, что даже дышать неприятно, единственная мечта — причалить к берегу. Я уж не говорю о желудочных проявлениях. Таблетки меня не спасали. Насте, старшей дочери, тоже было плохо. А вот маленькой Ладе повезло — ее особо не укачивало. У Андрея тоже стальной вестибулярный аппарат. Я же после первого сезона была близка к тому, чтобы продать яхту и вернуться на сушу".

Марина говорит, что полностью избавиться от морской болезни не удается даже после месяца в океане. Но через три дня симптомы слабеют. "К сожалению, мы об этом не знали. В первый наш сезон мы как раз шли максимум по три дня, потом причаливали. То есть мне было плохо все время. И только когда мы начали делать переходы по пять дней, я поняла, что морем можно наслаждаться".

За шесть лет Клочковы пережили несколько сильных штормов. Самый серьезный, одиннадцатибалльный, они "поймали" у Фолклендских островов. Волны обрушивались с высоты одиннадцати метров. "Бушевал он неделю, хотя пик был меньше суток. Но нам и этого хватило. В каютах с полок повылетали книги, разбился наш любимый цветок".

В штормовую погоду быт на яхте меняется: экипаж ест только из высокой посуды, передвигается, уперевшись одной ногой, например, в стол, а рукой — в стену. На палубу выходят лишь в крайних случаях. И обязательно в спасжилете с пристегнутым к вантам карабином.

"Если тебя, не дай бог, смыло за борт во время шторма, вероятность спастись близка к нулю. Ведь яхту несет вперед с бешеной скоростью, ей нужно время, чтобы развернуться. А в ледяной воде человек проживет ровно шесть минут. Ночью тебя и вовсе не найдут: видимость почти нулевая, огромные волны скрывают любой объект на воде".

Все последние экспедиции "Леди Мэри" — в холодных широтах. В тропики семья возвращаться не хочет. Говорят, что за три года так намучились от бесконечной жары, влажности, что, когда пришли в Антарктиду, были счастливы, как дети. Скучают только по купанию. "Когда шли вдоль экватора, купались каждый день. Надевали альпинистскую обвязку, к ней привязывали канат и цеплялись за лодку. Она идет — ты на канате радостный болтаешься позади".

— Акул не боялись?

— На самом деле, согласно статистике, людей от падения кокосов погибает больше, чем от акул. У нас было правило: пока кто-то купается, на палубе стоит один из членов экипажа и осматривает окрестности — не видно ли плавников.

Аптечка на "Леди Мэри" укомплектована лучше, чем некоторые сельские амбулатории. Есть гормоны, антибиотики, адреналин, скальпель, медицинские иглы. Даже набор стоматолога. "Но он на случай, если выпала пломба или откололся зуб. Понятно, что пульпит на борту не вылечишь. Есть у нас убойная штука — секретный раствор, рецептом которого поделился в Сенегале русский доктор, сын советского биолога. У Андрея как-то воспалился локтевой сустав, это средство помогло за пару дней. В другой раз у мужа зуб заболел — спасался им же".

Марина говорит, что за все шесть лет в море это самые серьезные инциденты. Однако на случай жизнеугрожающей травмы на яхте есть экстренный буй. Он посылает сигнал береговым службам, те ищут ближайшие корабли, которые могут прийти на помощь.

В переходах каждый день похож на предыдущий. "Все члены экипажа знают, когда заступают на вахту. С вечера и до двенадцати ночи — время Насти. Андрей стоит у штурвала до пяти утра. Дальше подхожу я. Потом завтрак — обычно его готовит старшая дочь. Затем второй завтрак — у нас он традиционно проходит под документальный фильм. Следом время уроков, параллельно я пишу книгу, отвечаю на письма, выхожу на связь. Вечером — чай и просмотр художественного кино. Получается такой "день сурка", но достаточно насыщенный".

Марина подсчитала: за прошлый год они провели в океане в полной изоляции шесть месяцев. Вчетвером на яхте, которую можно обойти от носа до кормы, сделав двенадцать шагов. "Конфликты? Конечно, бывают. Но очень редко. Мы как пазлы — идеально притерлись друг к другу. Да, иногда хочется побыть наедине. Спасает ночная вахта — это твое время".

"На что вы живете?" Этот вопрос семье Клочковых задают постоянно. Марина говорит, что, вопреки расхожему мнению, такой образ жизни не очень дорог. "Хотя, конечно, нужен удаленный доход. Например, у нас с партнерами есть офисная недвижимость в Новосибирске. Кроме того, мы сдаем наш дом в Горном Алтае. Ну и мои статьи кое-что приносят".

В среднем экипаж тратит две тысячи долларов в месяц. "Но это только если во время стоянок мы на якоре, а не в марине. И все ремонты делаем сами. Нужно понимать: товары для яхтинга очень дорогие. Однако есть и вещи, на которых можно экономить. Например, одежда. Тебя практически не касается гонка потребления. Ты ходишь в одних шортах или джинсах до того момента, пока они не вытрутся".

Клочковы побывали на острове Пасхи, куда из-за сложных ветров заходит всего 25 яхт в год. Прошлый год встречали на океанском Полюсе недоступности — точке, равноудаленной от всех участков суши. Но самой выдающейся экспедицией считают переход по следам героев Жюля Верна. "Если помните, после долгих поисков дети обнаружили капитана Гранта на острове Мария-Тереза. Этот остров обозначен на большинстве карт мира. Его-то мы и отправились искать".

Остров Клочковы не нашли (его просто нет, хотя он и обозначен на морских картах), зато совершили один из самых опасных переходов. Пятьдесят четыре дня не сходили на сушу.

"Психологически было очень тяжело настроиться, что ты два месяца не будешь видеть землю, людей. Чтобы вы поняли, даже на приборах (а они показывают окрестности в радиусе 20 миль — это 40 километров) не было ни одного судна. В переходе мы шутили, что будем целовать землю. Когда наконец причалили в Пуэрто-Уильямсе, наша юнга Лада первой выбежала, упала на землю и начала целовать ее".

Наверное, для того и выходят в море — чтобы еще больше ценить сушу. И людей, которые тебя там ждут.

Источник: ria.ru

Поделиться: